Рикори
невысок, изящен, одет в черное и близок к ярости. (с)
29.10.05
Что было на сегодня, отложили на потом.
Предплечья перетянуты резиновым жгутом.
С минуты на минуту возьмут крови образец.
В графе вместо диагноза записано «конец».

Бессмысленные письма и бредовые звонки.
А пальцы спотыкаются во тьме об узелки
На чьей-то нежной шее, окольцованной петлёй.
Набью себе подушечку рубиновой листвой.

Уж ложе приготовлено – подстилка да тюфяк.
Три найденные грошика, зажатые в кулак.
По выскобленным досочкам кататься и кричать.
Распродано имущество, поставлена печать.

Мой адрес – и на обыск направляется отряд,
И губы в мелких трещинках засохли и саднят.
Несысканное творчество пропало средь трухи,
И Янке адресованы последние стихи.

Она мне улыбается, открыто и тепло,
Сухой листок направит на немытое стекло,
А я его поймаю, да положу под пресс.
Молчите те, кто верит, что в жизни нет чудес!

Ведь если в них не верить, они уйдут к другим.
Мы с Янкой понарошку на кухне днём сидим.
Её улыбку можно разыскать среди ветвей…
Пока есть Янка с нами, мы будем рядом с ней.
******

25. 07. 06
Давайте не играть в 80-е
Давайте жить – сегодня или так
Давайте не разбрасываться клятвами
Которые придётся нарушать

Давайте не играть в 80-е –
Ещё воспоминанье горячо:
Вдали дороги, сплошь покрытой пятнами
Сутулясь, исчезает Башлачёв

И если б только знали, как скучаю я
Смотря в глаза, хочу найти своих
И вспомнить Яну – добрая отчаянно
Забить пыталась тяжесть в белый стих

Из моды улизнувшие бульварами
Протест вчера – большая редкость тут
Когда-нибудь мы тоже станем старыми
И эти песни в прошлое уйдут